• Верхний слайдер (зима) - 2
  • Верхний слайдер (зима)-3.1.
  • Верхний слайдер 2

Основание и ранняя история Нижнего Новгорода [Статья]


16.02.21, 21:00


17 февраля – День памяти благоверного князя Георгия Всеволодовича, основателя города Нижнего Новгорода. К этом дню пресс-служба сайта «Диалог» публикует статью д.и.н., профессора кафедры культуры и психологии предпринимательства Института экономики и предпринимательства Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского Александра Кузнецова, которая посвящена изучению основания и ранней истории Нижнего Новгорода (Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2014, № 5). При исследовании была проведена критика недостоверных текстов об истории Нижнего Новгорода и связанных с ними стереотипов в исторической науке.


Уже четвертое столетие в исторической мысли и историографии бытуют мнения о городском поселении в районе устья Оки до 1221 г. Первые сведения о мнимом предшественнике Нижнего Новгорода, позволяющие вписать его в историю до 1221 г., появились в позднесредневековом летописании – Нижегородском летописце, памятнике XVII в. В этом отношении Нижний Новгород не отличается от городов, «снабженных» нарративами о предшественниках, якобы существовавших до даты первого появления в достоверных источниках, – Москвы («Повесть о зачале Москвы») [2, с. 360– 374], Ярославля (сведение о набеге булгар на Ярославль в 1152 г., читаемое в Типографской летописи, создано века спустя после описываемых событий) [3] и др. Прописывавшаяся ветхость городов, их святынь являлась аргументом в политических спорах, орудием в создании местных культов. Удревнение Нижнего Новгорода вписывается в ряд попыток летописцев XIV–XV вв. обосновать время основания Владимира-на-Клязьме концом X в., книжников XVI–XVII вв. – возвести начало Москвы [4, с. 228] к библейским временам – для решения политико-идеологических проблем.

Сведения о предшественнике Нижнего Новгорода появились в нижегородском летописании начала XVII в. «Авторы» текста, читаемого в Строгановской редакции Нижегородского летописца, возвели генеалогию суздальских князей, чей представитель Василий Шуйский занимал царский стол, к великому владимирскому князю Георгию (Юрию) Всеволодовичу, основателю Нижнего Новгорода. Эта цель достигалась за счёт умышленной подмены реального исторического лица – Константина Васильевича, перенесшего в 1350 г. великокняжеский престол из Суздаля в Нижний Новгород, Константином Юревичем – придуманным сыном Георгия Всеволодовича [5, c. 136]. С этим Константином и его «отцом Юрием» надо связать суздальских князей, заложивших, судя по сообщению «шестой тысящи» в Нижегородском летописце, городок (предшественник Нижнего Новгорода), когда ходили «на взыскание града» (Нижнего Новгорода), отогнали мордву и велели селиться русским по Оке, Волге и Кудьме [5, с. 136, 140].

Основание Нижнего Новгорода и его раннюю историю надо изучать в контексте градостроительства в Северо-Восточной Руси в XII в. Политику Владимира Мономаха, Юрия Долгорукого, закреплявших границы Руси на юге и северо-востоке [2, с. 406–408], в Залесской земле сменила деятельность Андрея Боголюбского и Георгия Всеволодовича, которые посредством строительства городов раздвигали границы княжества на восток и северо-восток. После набега в 1107 г. булгары в XII в. более не предпринимали агрессивных акций в отношении Северо-Восточной Руси [3, с. 94–100], а потому походы владимирских князей были проявлением территориальной экспансии в Верхнем и Среднем Поволжье. Процесс градостроительства в Северо-Восточной Руси во второй половине XII – первой трети XIII в. не носил характера народной колонизации, но определялся княжеской властью [21, с. 164–165, 323–324, 338–339, 374–375, 386–387, 394–395, 404–405; 22, с. 26– 27; 12, с. 198–202]. Этот тезис подтверждается наблюдениями археологов за процессами урбанизации в других частях Северо-Восточной Руси. Показательна в этом отношении Коломна: она «…возникла в период третьей, наиболее массовой волны урбанизации Древней Руси, приходящейся на вторую половину XII – первую треть XIII в. Большинством ученых он определяется как расцвет или апогей городской культуры предмонгольской Руси. В этот период географические факторы, ранее игравшие существенную роль, исчезают, и города выступают прежде всего как социально-экономические центры. Вместе с тем, в Волго-Окском междуречье… существенную особенность предмонгольской урабнизации составляло строительство порубежных крепостей, призванных закрепить за выделившимися здесь княжествами конкретные регионы. Коломна возникла как крайний северо-западный форпост Рязанского княжества и, судя по топографии, должна была контролировать низовья Москвы-реки» [23, с. 84]. Это замечание крайне важно для понимания фактов закладки Городца и основания Нижнего Новгорода в 1221 г., пришедшихся на время «наиболее массовой волны урбанизации Древней Руси» и представлявших собой порубежные крепости.

О развитии Нижнего Новгорода свидетельствуют постройка каменного Спасского собора в 1225 г. [1, стб. 447], сожженные весной 1229 г. монастырь святой Богородицы и церковь вне града [1, стб. 451], упомянутые в некрологе князя тот же монастырь и «цркы многы» [1, стб. 468]. Надо оговорить, что в некрологе князя монастырь связан с Нижним Новгородом, а фраза «цркы многи», видимо, характеризует храмостроительную деятельность князя в других городах Северо-Восточной Руси.

Монастырь Богородицы в окрестностях юного Нижнего Новгорода ныне прочно увязывается с Благовещенским монастырем, расположенным чуть западнее устья Оки на ее правом берегу. Но для этого, кроме «соприкосновения» названий монастыря XIII в. и Благовещенского монастыря, упоминаемого со второй половины XIV в., нет других оснований. Нет и никаких оснований для отождествления Богородичного монастыря в 1221 г. с монастырем Благовещения Богородицы, кроме совпадения имени Богородицы. Богородичная обитель, кроме Благовещенья, могла быть связана с монастырем Успения, Похвалы, Рождества, Покрова или Введения во храм Богородицы.

Список литературы



Пресс-служба сайта «Диалог»